Эске сала  кетсек, буга чейин 19 жаштагы  кыз депутат зордуктап койгонун айтып чыгып, Казакстандын президенти Нурсултан Назарбаевге видео кайрылуу кылганы тууралуу маалымат жарыялаганбыз. Ал кыздын аты Елена Иванова. Ал ошол кезде Казак парламентинде депутат болуп турган Скаков дегендин курулуш багытындагы мекемесинде иштеп турганда, зордуктап койгонун айткан. Бул иштин улам жаны жагдайлары чыгып жатат. Казак ЖМКсы октябрь айында экс-депутат Скаковдон (Иванованы зордуктаганын коомчулукка айтпайм деген негиз менен 30 миң доллар алып жаткан казак соцсетинде таанымал болуп калган Ринат аттуу блогерди полиция кармагынын жазышты. Ал эми «Не молчи» деп аталган коомдук фонд бул боюнча телефондон Ренат менен бул темада пикир алышып, аны  жарыялап чыкты.  Ал эми ал депутат болсо 18 жаштагы Еленаны карангыда аялына окшотуп, кокустан зрдуктап салганын адвокаттары аркылуу айткан болчу.

 

#НеМолчиKZ #НеМолчиЛена #НеМолчиСтрана #ОстановимСкаковщинуГенеральному прокурору Республики КазахстанГосподину Кожамжарову К.П.От Президента ОФ «НеМолчи.KZ»Смаиловой Д.Б.Уважаемый Кайрат Пернешович, Просим Вас рассмотреть жалобу ОФ «НеМолчи.KZ» по резонансному делу Елены Ивановой ВКОСексуальное насилие — это одно из самых тяжких преступлений. Оно может привести к длительным психологическим последствиям. К сожалению, некоторые потерпевшие не заявляют об изнасилованиях в полицию, потому что испытывают стыд или страх, некоторые считают что им не поверят и/или не отнесутся с должным пониманием. Своими действиями полиция РОВД Шемонаихинского района, а в дальнейшем и ДВД ВКО, подтвердили это распространенное мнение о работе полицейских. Елена Иванова поехала подавать заявление сразу после изнасилования в полицию Шемонаихинского РОВД. Там ее принимали 5 представителей полиции, никто из них не представился потерпевшей, сразу повезли на место преступления, вели себя некорректно, пренебрегая Кодексом Чести, не соблюдая Правила служебной этики сотрудников органов внутренних дел Республики Казахстан в отношении потерпевшей. Ей не разъяснили ее права, правила и порядок следственных действий, смеялись в присутствии жертвы, тем самым дополнительно ее травмируя. На месте преступления следователи осмотрели помещение без понятых, не снимая на видео камеру, не проявляя должного пристрастного отношения к совершенному преступлению. Скаков Ержан понимая, что Елена поехала в РОВД подавать заявление, отпустил всех сотрудников с работы. Когда приехала полиция, они вольно беседовали с ним в присутствии жертвы, тем самым демонстрируя избирательность и предвзятость.В жалобе адвокатов А. Умаровой и А. Дарибаевой указаны ряд нарушений при допросах свидетелей, которые якобы в это время стелили ламинат, но эту информацию никто не проверил, а данных сотрудников ранее не видела на работе потерпевшая. Во время очной ставки со свидетелем т. Верой, которая первая узнала о том, что Скаков Е.О. изнасиловал Елену, т. Вера дрожала и была неубедительна.Вторая свидетель повариха Надя, которая звонила на телефон потерпевшей и уговаривала взять деньги, пришла на допрос с адвокатом. По информации других свидетелей Надя состоит в близких отношениях со Скаковым Ержаном, он увозит и привозит ее на работу, есть аудио запись со свидетелем, подтверждающая эту информацию.Кроме этого с первых дней, со слов свидетеля Л. сестра Скакова Нургиза апай приходила на объект и говорила всем, что отблагодарит каждого, кто скажет хорошо о Скакове.В жалобе адвокатов к делу приобщены якобы ватсап переписки, которые являются фальсификацией, но следователь Салимханов не принял во внимание то, что свидетель Надя неоднократно звонила на телефон потерпевшей от имени Скакова предлагала любую сумму, и не счел нужным собрать необходимую информацию. С данного телефона звонил потерпевшей и сам Скаков Ержан, кричал и угрожал Ивановой, но эту запись Салимханов не стал искать и приобщать к делу.Есть свидетели, которые в процессе следствия, оказавшись под давлением, дали показания против Ивановой. У меня состоялся телефонный разговор с субподрядчиком Л., которая обещала, что соберет строителей и они подпишут Открытое письмо, где подтвердят факт того, что сестра Скакова приходила и уговаривала строителей, но после встречи с Надей эта женщина перестала поднимать трубку и отвечать на звонки. В этой связи прошу изучить две аудио записи телефонных разговоров с Л. По делу о вымогательстве15 августа на мой телефон позвонил Ринат Халиков, с которым ранее я не была знакома и до сегодняшнего дня не виделась ни разу. Знаю только его через аккаунт в фейсбуке как «Дядя Река». Он попросил помочь девочке и сразу спросил будет ли возможность придать это дело огласке. Я сказала, что если даст согласие потерпевшая, то мы готовы помогать. Вечером с телефона Халикова позвонила Елена Иванова и рассказала свою историю. Эти аудиозаписи я передала в следственный отдел ДВД Алматы для дальнейшего их отправления в ДВД ВКО.С 17 августа пошли первые заявления в СМИ от потерпевшей, где она просила оградить ее от преследования и написала Открытое письмо Прокурору ВКО о том, что не пойдет на примирение сторон. С Еленой начали работу, защищать ее стала адвокат Айман Умарова. 28 августа Елена прилетела в Алматы, где выступила на Международной конференции и заявила о преследованиях и угрозах в свой адрес, а также о том, что на счету человека, который ее изнасиловал, уже несколько закрытых уголовных дел, где, как правило, его жертвы потом становились обвиняемыми. Все это указывало на то, что Елена Иванова находится в опасности, потому что господин Скаков много раз избегал наказания благодаря сотрудникам ДВД ВКО и прокуратуры ВКО. Чтобы не быть голословными мы подняли все публичные процессы, начиная с 2007 года. Наибольшее количество нарушений со стороны Скакова Ержана пришлось на период его депутатской деятельности (материалы из СМИ и по закрытым делам, где подчеркнуто, «отменено прокурором» прилагаем).Когда 9 октября Елена улетела домой и 4 дня не выходила на связь, мы объявили о том, что она выехала домой и пропала. Вышли публикации в СМИ и т.д., сразу после этого мне на телефон позвонил Р. Халиков и попросил убрать пост, сказал что с Леной все в порядке, но не сказал где она и что с ней. Сама Лена на связь не вышла, поэтому я сказала, что не уберу пост до тех пор, пока Лена не появится сама. Уже ночью, примерно в 12 часов, снова позвонил Халиков, попросил перейти на связь через Телеграмм, я на всякий случай записала разговор. В нем он сразу признался, что совершил ошибку, что по его вине сейчас Лена находится в ДВД ВКО. Из разговора с ним я узнала, что он решил помочь Елене Ивановой, так как был уверен, что дело закроют и тогда девочка останется ни с чем, поэтому якобы согласился взять у Скакова Ержана для Елены деньги (30000 долларов США) и доверенность на трехкомнатную квартиру. Когда я спросила Халикова: «Лена в курсе этих действий?», — он ответил отрицательно. Когда я спросила его, как ты смог ее убедить улететь из Алматы, он признал это своей виной. В общей сложности у меня с Халиковым Ринатом состоялось три подробных телефонных разговора, где он мне рассказал, что это была его инициатива, что Лена все время отказывалась от денег, что она не знала о том, что Халиков договорился со Скаковым. Когда Лена вернулась в Усть-Каменогорск, она уже устала от борьбы и пообещала Ринату, что заберет заявление, что взамен ей ничего не надо, пусть только ее оставят в покое. После третьего разговора, когда Халиков стал просить у меня помощи и адвоката, я перестала выходить с ним на связь. В дальнейшем я лично встречалась со следователем Салимхановым в Усть-Каменогорске, он взял у меня показания и прослушал аудио записи, где Халиков очень четко говорит, что Лена не знала, что он просто рассчитывал ее убедить взять деньги. Хотя на тот момент Лена ясно дала понять, что готова закрыть дело, лишь бы ее не преследовал Скаков и дал возможность продолжать жить и учиться в своем городе. После, уже в Алматы, меня дважды допрашивали следователи, я подтвердила информацию и передала аудио записи разговора с Халиковым, был составлен протокол и направлено все в ДВД ВКО. Я не помню точных дат, но следователь Салимханов звонил ко мне и подтверждал, что флешки пришли и приобщены к делу. Потом он звонил и говорил, что флешки не открываются. Затем снова звонил и сказал, что все нормально, все открылось.Позже Салимханов пригласил меня в Усть-Каменогорск на очную ставку с Ринатом Халиковым. Я попросила оплатить мне перелет, но он сказал, что у них нет денег и он купит мне билет на автобус. Я ответила отказом, потому что не могу себе позволить тратить столько времени из-за своей занятости. На это Салимханов задал вопрос: «Вы отказываетесь давать показания?». Я ответила, что не отказываюсь, но прошу обеспечить мне дорогу в оба конца. 15 января в Усть-Каменогорске состоится первое судебное слушание по факту вымогательства в отношении Халикова Рината, но я не заявлена в суде как свидетель. По этому факту я выражаю обеспокоенность, потому что считаю свои показания очень важными для дела. Я предполагаю, что в деле по вымогательству господин Скаков, далеко не жертва вымогательства, а организатор, который не ожидал, что Лена не придет за деньгами. Он был уверен, что Лена вместе с Халиковым придут за деньгами, в связи с чем организовал арест со службой ДВД и пытался подставить потерпевшую. Она сломала его планы, но сейчас из-за того, что Елена Иванова стала еще и жертвой спекуляций, дело по изнасилованию закрыто.. В связи с вышесказанным, уважаемый Генеральный прокурор, прошу Вас лично направить независимую следственную группу в ДВД ВКО, непредвзято, независимо разобраться в двух делах (по изнасилованию и вымогательству), а также изучить прошлые закрытые судебные разбирательства в отношении Скаков Ержана Окановича. За прошлый год мы неоднократно столкнулись с проблемами преследования жертв насилия. Все они являются результатом несовершенства закона по статьям 120 ч.1 и 121 ч.1 УК РК, по которым есть возможность примирения сторон, которое на деле является, как правило, давлением на жертву со стороны насильников, их родственников, следственных органов и даже родственников потерпевших. Опыт работы в судах непосредственно с жертвами показал, что наши следователи умудряются закрыть дела, даже не подлежащие примирению сторон, по тяжким статьям. Взять, например, дело Майры Садыковой, которая устала от давления и следственной волокиты, и вынуждена была примириться. В этом деле опасный преступник вышел из зала суда. Жертвы насилия устают от волокиты в следственных органах, от некорректного отношения, от страха, что преступник не будет наказан. Каждая женщина после пережитого от насилия стресса переживает еще худший стресс преследования. Поэтому преступники знают, что нет НЕОТВРАТИМОСТИ НАКАЗАНИЯ и всегда можно уладить эти вопросы в полиции, остаются, как правило, безнаказанными. Уровень данных преступлений значительно выше, чем показывает официальная статистика. Дело Елены Ивановой — очень яркое тому подтверждение. Влиятельный, богатый, взрослый мужчина задействовал все наработанные за годы рычаги воздействия и использовал против потерпевшей! Это практически подрыв государственной политики и политики президента страны. Жертвы насилия обращаются за помощью, но получают жесточайший отпор в следственных органах, переживают унижение, подавление и предвзятость следствия из-за того, что в основном во всех процессах участвуют мужчины, начиная со следователей и заканчивая медэкспертизой, судами. На всех этапах женщины встречаются с гендерной дискриминацией. Хотя политика президента страны, заявленная в ООН, говорит о том, что в Казахстане подписан протокол к Конвенции о ликвидации всех форм Дискриминации в отношении женщин. Просим Вас, уважаемый Кайрат Пернешович, ходатайствовать о возобновлении следствия. У нас был прекрасный опыт сотрудничества, когда дело брали на контроль в Генеральной прокуратуре. Это дело Мусиновой Жибек из города Иссык и Кусулбековой Нургуль из Балхаша, в которых следователи на местах проявили халатность и закрывали дела. Вместо них направляли следователей из областей, которые просто честно выполняя работу, довели дела до конца, и насильники получили по заслугам. С уважением, Дина Смаилова

Опубликовано Dina Tansari Воскресенье, 14 января 2018 г.

ПИКИР КАЛТЫРЫНЫЗ

Please enter your comment!
Please enter your name here